Адрес публикации: http://www.kroupnov.ru/pubs/2006/05/24/10352/
Время публикации: 18:57, 24.05.2006



200 миллионов русских к 2050 году



Постановка демографической проблемы в центр седьмого Послания Президента Владимира Путина Федеральному Собранию сразу сделала данный документ выдающимся и значимым для всего мира.





_________________________________________________________________

Опубликовано информационным агентством "Росбалт"
18 мая 2006 г.
Дискуссия по содержанию статьи
проходит на форуме ИА "Росбалта"
_________________________________________________________________


Чего стоят одни только слова: « А теперь о главном».

«Нью-Йорк Таймс» так и определила: «Президент Путин дал указания парламенту принять 10-летнию программу, которая должна остановить критическое снижение численности российского населения… Эти предложения … оказались главными в ежегодном послании и показали невиданную доселе решимость Кремля решить демографическую проблему, несущую ныне прямую угрозу будущему российского государства». «Вашингтон Пост» подчеркнула, что «предложения по стимулированию рождаемости являются первой реальной попыткой Путина энергично взяться за преодоление демографической катастрофы в крупнейшей стране мира».

После постановки Путиным задачи укрепления государства и «вертикали власти» в начале его правления задача организации демографического развития является вторым приоритетом, который полностью поддерживается населением. Это и делает данную задачу общенародной. И важно, что сам Президент хорошо это понимает: «В обществе есть консенсус в понимании того, что мы должны в первую очередь решить именно эту, ключевую для всей страны проблему».

Столь же историческим по своему значению является и решение Владимира Владимировича делать ставку на рождаемость. Действительно, именно в повышении рождаемости, в конечном счёте, лежит ключ к решению демографической проблемы.

К сожалению, политическая воля Президента Путина и на этот раз оказалась не подкреплена методологическим и предметным уровнем подготовки вопроса со стороны правительства. Набор предложений в Послании строится по принципу набора бюрократических «мер», которые выглядят более чем эффектно (в плане временных политтехнологических побед), однако дадут незначительный практический эффект или, более того, принесут прямой вред.

В очередной раз стало очевидно, что разрыв между пониманием Президента и профессиональной квалификацией готовящих и исполняющих его решения министров является уже не просто большим, но катастрофическим. И это даёт основания считать, что следующей, третьей, общенародной задачей Президента должно стать системное обновление политического и административно-хозяйственного класса России.

Вся часть послания, посвящённая демографии, производит впечатление несистемного и поверхностного представления о демографической проблеме и отражает, очевидно, магическую веру профильных министров и чиновников в то, что им удастся уговорить или закидать деньгами фундаментальнейшую мировую проблему. Вероятно, общее направление движения мысли (mainstream, так сказать) у них идёт от монетизации льгот к монетизации жизни в целом.

Сразу оговорюсь. Любое повышение выплат матерям является благом в нынешней ситуации гигантского недофинансирования даже простого воспроизводства условий и обстоятельств жизни большинства населения. Социально–имущественное расслоение у нас достигает 15 и более децилей при отсутствии действенных механизмов перераспределения доходов в пользу бедных категорий. Поэтому неумно и преступно разглагольствовать о том, что, мол, у нас мало рожают, поскольку мы почти как благополучная Европа, а не как «дикая Азия или Африка», что рождаемость на относительно бедном Кавказе выше, чем рождаемость в богатой Москве и т.п. и делать «естественные» выводы о ненужности мер экономической поддержки.

По разным подсчётам простое воспроизводство населения в стране недофинансируется минимум от 2 до 3 раз и, соответственно, требует увеличения зарплат и выплат минимум в 2- 3 раза при сохранении прочих условий (а они, отметим, не сохраняются: образование и медицина всё в большей степени становятся платными, растут также общие базовые услуги и цены на товары, любые повышения выплат быстро «съедает» инфляция).

Поэтому все предложенные в Послании меры поддержки и выплаты следует приветствовать. Они нужны и важны – однако, лишь в малой степени касаются самой проблемы.

Подробное изложение позиции общественного ДВИЖЕНИЯ РАЗВИТИЯ по демографическому развитию представлено в проекте Демографической доктрины России ( http://www.kroupnov.ru/5/288_1.shtml ), разработанном Институтом мирового развития по заказу движения. Здесь же хотелось бы пояснить основания моей критики и обрисовать корень и узлы демографической проблемы, дать собственную версию ответа на вопрос: как перестать вымирать.

Итак, Послание. Прежде всего, в предложениях отсутствует целевая функция. Примем законы, увеличим пособия, будем женщинам деньги перечислять на счёт – и что и к какому сроку должно в обязательном порядке произойти? Снижение темпов депопуляции? Остановка депопуляции? Переход от устойчивого снижения населения к его росту – если так, то когда и какому?

Этот момент бесцельности является родовой чертой не только нынешнего правительства, но и таких инициатив как национальные проекты. В них неясно главное: что должно в итоге произойти и кто за какие контрольные целевые показатели отвечает.

Далее. По-прежнему не определено, что имеется в виду, когда мы говорим о демографии. То ли речь идёт об арифметическом убывании населения вообще, и его можно компенсировать какими-то мерами вроде массового «завоза» мигрантов (из того же Китая, скажем, – это уже много лет пропагандирует Ж. Зайончковская). То ли речь идёт о собственном населении, и тогда надо обсуждать деформацию и слом самой структуры и режимов воспроизводства народов России.

Убеждён, в ситуации вымирания страны демография может и должна означать управление воспроизводством собственного населения. И это с необходимостью требует полного исключения миграции из демографии, разделения наук и практик демографии и миграциологии. Но в Послании по инерции перечисляются очевидные, казалось бы, из учебников, «три базовые фактора демографии»: « Первое – снижение смертности. Второе – эффективная миграционная политика. И третье – повышение рождаемости».

Что означает постановка в этот ряд «миграционной политики»? Отказ от труда разбираться с характером воспроизводства собственного населения и прямой или подспудный расчёт на «завоз» населения извне, на фантазии о том, что мигранты, мол, спасут Россию (http://www.kroupnov.ru/5/191_1.shtml).

Или миграция, или повышение рождаемости собственного населения.

Не определившись здесь, дальше никуда не продвинемся. Более того, даже «завлекая» и «перевозя» в Российскую Федерацию лучших в культурном и квалификационном плане мигрантов, ассимилируя и интегрируя их, превращая в «местное» население, будем и их по необходимости встраивать во всё те же деформированные и античеловеческие, людоедские по сути, режимы воспроизводства.

Но структура и режимы воспроизводства в Послании не затрагиваются. И это видно по набору предложенных мер. Вроде бы в своей массе они направлены на повышение рождаемости через «поддержку женщин, принимающих решение родить и поднять на ноги ребенка (Аплодисменты). Во всяком случае, сегодня мы должны стимулировать рождение хотя бы второго ребенка (Аплодисменты)». Однако никакого существенного и долговременного роста рождаемости из этих мер не произойдёт.

Более того, если меры по подталкиванию женщин к рождению дополнительных детей не будут сопровождаться системной работой по демографическому развитию, то они выступят дополнительным механизмом разрушения российской семьи и никак позитивно не скажутся на демографических процессах. Страна по-прежнему будет вымирать вместе с вымиранием окончательно униженных и лишних в этом феминистском мире мужчин.

Мало того, что в Российской Федерации сегодня, по точному выражению нашего ведущего демографа профессора Леонида Рыбаковского, «африканская смертность»: ежегодно умирает в расчёте на тысячу населения в 2 раза больше человек, чем в Европе и США. Но даже в самых отсталых территориях Африки нет того, что умирают в основном в наиболее работоспособном возрасте – это уже исключительно российская специфика.

Вероятность смерти в возрасте от 15 до 60 лет в нашей стране в 3 и более раз выше, чем в странах Старой Европы. Не случайно именно это стало содержанием доклада Всемирного банка «Умирая слишком молодыми. Проблемы высокого уровня заболеваемости и преждевременной смертности от неинфекционных заболеваний и травм в Российской Федерации и пути их решения» (Dying Too Young), опубликованного в ноябре 2005 года.

И главными среди этих «у мирающих слишком молодыми» являются мужчины. Ожидаемая продолжительность жизни сегодняшних 16–летних уже ниже, чем в 1913 году! Отсюда и продолжительность жизни мужчины в России составляет неполные 59 лет — ниже, чем в Египте (Африка) и Боливии (Латинская Америка). Аналогичный показатель в Старой Европе составляет в среднем 74 года.

В итоге мы имеем в стране прямую нехватку мужчин. На 1147 женщин в стране приходится 1000 мужчин, тогда как для придания стабильности семье и положительной динамики росту рождаемости необходимо превышение числа мужчин над женщинами как минимум на 5 процентов.

Не изменяя существующей половозрастной структуры, не восстанавливая количество, «качество» и статус мужчин, мы ничего не сделаем с нынешней демографической ситуацией. А российская семья и дальше б удет разрушаться.

Именно в определении истинных причин сверхсмертности молодых мужчин лежит ключ к пониманию демографической проблемы России.

Первопричина такой сверхсмертности — духовная - в продолжающейся депрессии населения, которая вызвана утерей смыслов, неудовлетворённостью сегодняшним днём и неуверенностью в завтрашнем дне. Общая депрессия ухудшает здоровье и увеличивает смертность в 1,5–2,0 раза, ведёт к значительному сокращению продолжительности жизни.

Наличие депрессивного стрессового синдрома наиболее явно проявляется в чрезвычайно высоком уровне самоубийств, по которым страна занимает первое–второе (вместе с Литвой) место в мире. Количество самоубийц в Российской Федерации в 3 раза больше, чем в среднем по миру: на 100 тыс. человек населения — 43 (а по некоторым данным и все 60. Для сравнения: Германия — 14, Франция — 20, Испания — 9, Португалия — 5,4, США — 14, Парагвай — 4,2).

Вторая причина сверхсмертности – в существенной деформации социальной структуры.

Сложившаяся в России система распределения производимого совокупного добавочного продукта характеризуется выводом значительной части данного продукта из внутреннего оборота и его исключением из использования в развитии общества. Эта система дополнительно обеспечивается разнообразными схемами вывоза стратегического сырья и оседания доходов от его продажи за пределами Российской Федерации.

Из несправедливого распределения вытекает и социально-имущественное и финансово-экономическое расслоение населения.

Особенно наглядно это проявляется в несбалансированности структуры доходов и расходов населения в регионах Дальнего Востока и Сибири. Так, р асходы для проживающих в Дальневосточном федеральном округе по минимальному набору продуктов питания, по величине прожиточного минимума и по оплате жилищно–коммунальных услуг от 2,2 до 4,8 раз выше, чем в среднем по России. При этом главной причиной высоких расходов на ЖКУ является неудержимый рост тарифов на электроэнергию и тепловую энергию, которые на данный момент соответственно в 1,7 и 2,2 раза выше среднероссийских. В то же время средняя заработная плата в Дальневосточном федеральном округе превышает среднероссийскую лишь в 1,3 раза. Районные коэффициенты (составляют от 1,2 до 2 раз) и надбавки за стаж на Севере (составляют от 1,3 до 1,8 раз) выплачиваются только в государственном секторе экономики и не вносят решающего вклада в увеличение заработной платы населения в целом.

Необходимо полностью пересмотреть подходы к перераспределению общественного продукта. В качестве первого и самого простого шага хотя бы ввести прогрессивную шкалу подоходного налога, которой пользуются во всех цивилизованных странах – кроме России.

Третья причина – слом структуры трудовой занятости собственного российского населения. Под широко тиражируемые сказки о дефиците трудовых ресурсов (http://www.expert.ru/economy/2006/05/migracionnaya_lovushka/print) в стране продолжается снижение количества мест стратегической и перспективной занятости, которые бы давали значительной массе мужчин возможность профессионального роста и достойного, достаточного для семьи с 3 в среднем детьми заработка.

Макроэкономический анализ показывает, что за 1990–е годы баланс трудовой занятости сместился в сторону малоквалифицированного труда при общем сокращении рабочих мест в высокотехнологической промышленности, особенно в области машиностроения и научно–конструкторских разработок. До сих пор абсолютные значения объемов выпуска наиболее наукоемкой продукции показывают обвальное падение. В частности, производство металлорежущих станков, которое составляет основу станкостроения, отрасли, которая, в свою очередь выступает основой машиностроения, за 1990–е годы снизилось более чем в 10 раз. Даже в строительной сфере, которая в настоящее время переживает бум и требует специалистов средней квалификации, уровень безработицы среди местного населения составляет до 10 %. Между прочим, негативное влияние на структуру занятости собственного населения оказывает экономическое вытесняющее давление со стороны теневого рынка труда, который почти на 90 % складывается из труда нелегальных мигрантов.

Из этого следует, что для повышения социально–экономического статуса мужчин и удовлетворения их профессиональных притязаний, необходимо кардинально и системно менять структуру трудовой занятости - а этого можно достичь только одним путём - резко стимулировать промышленное развитие с опорой на высокотехнологичные уклады и сложный высококвалифицированный труд.

Следующая причина – культурно-цивилизационная. Это мода и даже культ малодетной семьи и продолжающееся антидемографическое, если хотите, расселение и урбанизация, градостроительная организация страны.

Речь идёт о нарастающей в стране мегаполисной урбанизации, усиливающей скученность расселения в высокоэтажных домах и принуждающей семьи к малодетности.

В США и Западной Европе до 75 % граждан живут в односемейных домах, менее 20% — в многоэтажных. При этом до 7% квартир в многоэтажных городах являются 2–ым и 3–им дополнительным жильём. В России пропорция прямо обратная — в индивидуальных домах живёт не более 29% населения. Даже во вновь вводимом жилье доля индивидуального жилья не превышает 40% — и это в ситуации, когда общие объёмы вводимого жилья почти в 2 раза меньше, чем в 1989 г .

Альтернативой мегаполисной урбанизации является переход к усадебной урбанизации с основой в малоэтажном строительстве (см. книгу А. Кривова, Ю. Крупнова «Дом в России. Национальная идея» - http://dvr.kroupnov.ru), более отвечающей специфике российских просторов и создающей фундамент для преобладания двухдетных и трёхдетных семей. Только смена курса на усадебную урбанизацию позволит остановить уничтожение деревни, где на момент последней переписи уже более чем 8,4% сельских населенных пунктов были нежилыми, а в 22,4% проживало не более 10 человек.

К сожалению, в Послании Президента ставка была сделана на стимулирование не трёхдетной, а двухдетной семьи: «С егодня мы должны стимулировать рождение хотя бы второго ребенка».

Но поднимать на щит и всячески поддерживать необходимо трёхдетные семьи.

Именно т рёхдетная семья является тем новым социально-культурным и цивилизационно-антропологическим укладом, который надо превращать в образец и основной «формат». Постановка трёхдетной семьи в центр госполитики позволит не просто немного увеличить количество рождающихся детей в первые несколько лет финансового стимулирования и в массе своей всего лишь несколько ускорить сроки рождения того же самого количества детей, а резко и надолго увеличить количество рождений.

Дело в том, что трёхдетная семья является не просто более «детной», но и в нынешних реалиях на 10 – 15 лет выступает «зоной ближайшего развития», тем ближайшим горизонтом, куда стране необходимо шагать (если мы собираемся жить, разумеется), чтобы сложить новую социально-культурную и цивилизационную модель общественной жизни, которая бы ставила в основу общественного развития семью и исключала бы депопуляцию.

Поэтому надо бы аккуратно пересмотреть акцент в Послании на второго ребёнка и в срочном порядке создать механизмы особых приоритетов трёхдетной семье: высокие пособия по рождению третьего ребёнка, жильё и иные преференции. Объявление трёхдетной семьи национальным приоритетом позволит сделать семью с тремя детьми (и вообще многодетные семьи) модными и интересными с точки зрения жизненных схем молодых людей.

Наконец, последняя причина – опустошение большинства регионов страны, особенно сельских территорий и небольших городов. Показательно, что в надежде на улучшение своего положения за последние 15 лет более 46 млн. человек — треть российского населения — сменили место жительства.

По-прежнему продолжается рост неравномерности расселения и пространственного развития страны. Вследствие внутренних миграций Центральный федеральный округ вобрал почти две трети населения, а Сибирь и Дальний Восток, богатые минеральными, лесными и биологическими ресурсами и являющиеся преимущественно приграничными территориями, потеряли за последние 10 лет более 1,2 млн. жителей.

До сих пор никак не ставится перезревший вопрос об организации центров развития страны в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке (http://www.kroupnov.ru/5/309_1.shtml). Создание таких центров развития позволит не только остановить выезд с восточных территорий российского населения и противостоять нарастающему миграционному и экономическому давлению со стороны Китая, но и создать новый форпост внутрироссийского и мирового развития.

Здесь следует указать и на ещё один системный и методологический недостаток большинства предложений по демографическому развитию страны. У нас привыкли рассуждать про демографию вообще. Но демография в разных регионах разная. И ответственная государственная демографическая политика требует сегодня чётко выделить три приоритетные зоны, на которые и должна тратиться основная часть «демографических» денег. Речь идёт о Дальнем Востоке, Сибири и нечернозёмной («старорусской») России.

В ситуации «мерзости запустения» большей части территории Российской Федерации жизнь в большинстве регионов и в самой стране для людей по-прежнему остаётся малоперспективной или просто бесперспективной: за последние три года свыше 280 тысяч человек выехали из страны за рубеж на постоянное место жительства. Причём, уезжают высококвалифицированные специалисты, среди выехавших - 44 тыс. человек с высшим образованием, в том числе 254 доктора и кандидата наук. И в основе своей уезжают мужчины. А вслед за ними и за чужими женихами – и женщины: их ежегодно уезжает из страны по брачным приглашениям свыше 15 тысяч в возрасте 18–24 лет.

Безысходность жизни имеет вполне очевидное объяснение. Без общего решительного развития страны, без развития передовой промышленности и организации новых индустрий, без подъёма Дальнего Востока и Сибири, села и малых городов людям ничего, как говорится, «не светит».

При дальнейшем процветании экономики трубы и ныне существующие люди не нужны, являются попросту лишними. Об этом прямо пишет демограф А.В. Акимов: «Убыль населения в России в настоящее время при сложившейся экономической системе, основанной на экспорте природных ресурсов, вполне рациональна для части общества, так как при сырьевом экспорте как основе экономики, чем меньше население, тем лучше для элиты, формирующей такой курс».

Но если кто заподозрит Акимова в симпатии к лево-коммунистическим идеалам, то вот суждение «правого» экономиста, бывшего министра правительства Егора Гайдара, члена-корреспондента РАН Виктора Данилова-Данильяна: «Сырьевая экономика предполагает концентрацию трудовых и прочих ресурсов только там, где расположены эксплуатируемые природные объекты… А остальное население в сырьевой экономике не нужно. И чем меньше его будет, тем для сырьевой экономики лучше, тем меньше с нее будут драть налогов, потому что меньше будут социальные затраты государства. С этой точки зрения можно сказать, что сырьевая экономика заинтересована в депопуляции» (http://www.opec.ru/comment_doc.asp?tmpl=comment_doc_print&d_no=37800).

В существующей социально-экономической системе лишней и затратной, так сказать, непрофильным активом является и территория России. Зачем она, если «настоящая жизнь» только в Москве или за границей?

Что же получается, если всерьёз вскрыть и поставить реальные причины сложившейся демографической ситуации?

Что демография всегда является интегральной функцией от развития страны, а не подачек женщинам (или мужчинам, без разницы). Соответственно и демографическое развитие в России должно начинаться с развития страны, прежде всего, с промышленного, пространственного и сельского развития.

Отсюда базовой демографической мерой должно стать развитие перспективной и стратегической занятости, то есть того труда, который позволяет мужчинам работать на мировом уровне требований и получать соответствующую зарплату. Если мужчина уважает себя и уважаем в семье, если у него есть возможность собственным квалифицированным трудом обеспечить семью добротным жильём и высоким качеством жизни, - то проблема повышения рождаемости при всех прочих равных условиях в нашей стране решается почти автоматически.

Но заниматься развитием страны необычайно сложно. Более того, в нынешней ситуации практически невозможно – необходимы не просто чиновники, но государственные деятели, личности. Поэтому и отсутствует у большинства «профессионалов» администраторов и помогающих им учёных желание смотреть в глаза правде о демографической проблеме России. Тем более – ставить численные цели и ориентиры.

Но без цифр невозможно осуществлять стратегическое планирование.

В проекте Демографической доктрины России мы предлагаем сделать таким ориентиром достижение численности собственного российского населения в 200 миллионов человек к 2050 году. Задачей же минимум на ближайшие пятнадцать лет должна стать стабилизация населения на нынешнем уровне.

Мы знаем, что этот и любые другие планы роста российского населения будут подвергаться ожесточённой критике и высмеиваться, им будут противопоставляться всё те же многомудрые рассуждения о глобальных и локальных процессах и тенденциях, не позволяющих не то что обеспечить существенный рост населения, но и хотя бы остановить депопуляцию.

Всё это мы знаем, но считаем не нужным всерьёз прислушиваться к этому. Ведь демография не абстрактная наука, нужная учёным, а предельно практическое знание, связанное с судьбой страны. И за это знание идёт жесточайшая мировоззренческая борьба.

Поясню это на двух примерах.

Удивительно, но мы сегодня дожили до такого момента, когда, оказывается, надо ещё убеждать в том, что вымирание страны не является благом, что низкая рождаемость не может быть нормальной и естественной.

Вот что, например, в интервью газете «Известия» утверждает А.Г. Вишневский: «Как раз инстинкт самосохранения - не индивидуальный, а коллективный - и подсказывает человечеству, что мы в опасности, но не из-за низкой, а из-за высокой рождаемости… Высокая рождаемость станет снова необходимостью, только если восстановить прежнюю высокую смертность» (http://www.izvestia.ru/russia/article3092017/index.html). Интервью и озаглавлено своеобразно: «Снижение рождаемости - это способ самосохранения».

Таким образом, открыто утверждается, что низкая рождаемость – это правильно, а высокая – бред и вред. Более того, что ради блага человечества России следует продолжать вымирать: « Сейчас уже примерно половина населения мира себя не воспроизводит, в том числе Китай, часть стран «третьего мира». Есть разные прогнозы, но по срединному варианту считается, что примерно к 70-м годам нашего века рост прекратится везде, а после этого, возможно, начнется снижение численности населения. Если это произойдет, для человечества это станет благом. Может, и хотелось бы, чтобы Россия стала исключением, но это невозможно. Если в нашей стране все будет в порядке, а у соседей - плохо, мы погибнем вместе с ними. Так что объективно европейские народы, включая Россию, указывают человечеству правильный путь».

Анатолий Григорьевич Вишневский – совсем не рядовой человек. Он в последние годы благодаря правильно организованному информационному пространству вокруг своей деятельности, обильным зарубежным грантам и поддержке бывшего советника Президента А. Илларионова стал чуть ли не главным официальным демографом страны. Перечисление его должностей занимает много места, но стоит того: руководитель Центpа демогpафии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН , г лавный редактор информационного бюллетеня «Население и общество» (и главный редактор электронного журнала «Демоскоп Weekly» - электронной версии данного бюллетеня), член государственной комиссии по проведению Всероссийской переписи населения 2002 года, член редакционной коллегии статистического сборника Госкомстата РФ «Демографический ежегодник России», редакционного совета журнала «Вопросы прогнозирования», член руководящего научного комитета программы ЮНЕСКО «MOST» (Management of Social Transformations), член Научного Совета INTAS, член редакционного совета международной «Энциклопедии систем жизнеобеспечения» («Encyclopedia of Life Support Systems»), редакционной коллегии журнала «Мир России» и т.д.

Более того, Вишневский является членом научного совета при Совете безопасности Российской Федерации. Неужели наш Совбез до сих пор так и не смог более-менее серьёзно проработать демографическую проблему из-за того, что под научным руководством Анатолия Вишневского выучился считать депопуляцию благом?

Вторым примером исключительной идеологичности демографии является тиражирование изо дня в день «учёными», «аналитиками» и прочими «демографами» сказок про то, что вымирание если и не желательно, не благо, то, в любом случае, неизбежно и является закономерным естественным процессом, по поводу которого не надо нервничать, а к которому надо просто привыкать и приспосабливать жизнь страны.

Так, экономист Андрей Нещадин, заместитель директора Экспертного института, в «Коммерсанте» за 3 мая внушает нам и руководству страны, что «… демографическая ситуация не зависит от желаний руководства и в ближайшее время будет только ухудшаться. К этому надо готовиться, предусмотрев заранее необходимые меры, чтобы в очередной раз не креститься после грома... Сокращение населения и изменение географии России – это реальность, в которой мы будем жить в ближайшее время. И обсуждать нужно не то, как переломить демографическую ситуацию, на которую мы значимо повлиять не можем, а как приспосабливаться к ней».

Любовь Борусяк, кандидат экономических наук, начальник аналитического (!) отдела телеканала ТВЦ, в «Независимой газете» за 18 апреля ещё более безаппеляционна и выносит приговор, который обжалованию не подлежит: « Из года в год численность россиян сокращается – идет процесс, который называется депопуляцией. Здесь нет никакой особой российской специфики, то же самое происходит в целом ряде европейских стран… Повернуть этот процесс вспять не удастся».

При этом все эти идеологи от демографии, которые с утра до вечера рассказывают сказки про то, что вымирание идёт во всём «развитом мире», мало того, что врут про Европу (в той же Франции, например, р ождаемость почти достигает уровня простого воспроизводства и составляет 1,8-1,9 ребенка на женщину – сравните с российскими 1,3 - 1,35), но ещё почему-то не считают необходимым сопровождать свои глобальные выводы указаниями на демографическую ситуацию США.

Население же США только за 1990-е годы выросло на 32,7 миллиона человек (это равно более чем половине сегодняшнего населения Франции или Великобритании и двум населениям всей российской Сибири и Дальнего Востока) . А в России в эти же 1990-е годы минимальные потери собственного населения составили минимум 10 миллионов и даже с учётом обильной миграции – не менее 3 миллионов человек.

В России население последние пятнадцать лет убывало и продолжает убывать с темпом в минимум 0,6 процента, а в США увеличивалось и продолжает увеличиваться с темпом в 1 процент.

К 2030 году средний (то есть не оптимистический и не пессимистический) прогноз Бюро переписей США даёт уже более 363 миллионов населения США, то есть увеличение с 2000 до 2030 года населения США НА ТРЕТЬ.

В России же к 2050-му году ООН прогнозирует (если ничего не делать по Вишневскому, Нещадину, Борусяк и несть им числа) – вымирание на треть.

Что же Россия? Сможет ли она перестать вымирать? Надо ли нам брать пример с Европы? И почему не с США?

Снизить сверхсмертность и устойчиво повысить рождаемость можно исключительно через восстановление в стране атмосферы социального оптимизма и решительного развития. А это требует организации масштабных государственных программ по социальному, макроэкономическому, пространственно–региональному и градостроительному развитию.

Пора браться за реальные дела. И ставить реалистичные амбициозные цели. Только так мы преодолеем демографическую катастрофу.

Акимов А.В. Возрастание роли демографических проблем в современной России и некоторые направления формирования демографической политики / Тезисы к семинару «Семья в современной России» // Рабочие тетради Института семьи и собственности.. № 3. М ., 1999. С . 69.


www.kroupnov.ru | 18:57, 24.05.2006Источник: ИА "Росбалт"